Волна девальвации рубля

Внезапная девальвация рубля сделала свое черное дело: напуганных россиян начали кормить разговорами на тему «Как сильно упадет рубль» по традиции уже после того, как он сильно упал. Так было и в начале 2009 — го, когда он на непродолжительное время провалился ниже отметки 36 рублей за доллар. Тогда всерьез обсуждалась угроза обесценения вплоть до 50 рублей за доллар. Вместо этого в последующие два года курс рос, и в середине прошедшего лета за 1 доллар давали меньше 28 рублей. Ревальвация вместо девальвации — вот что мы получили. И не в результате действия «свободных рыночных сил», поддающихся независимой экспертизе, а благодаря антикризисной финансовой алхимии политических верхушек ведущих стран мира. Кто из финансовых аналитиков возьмет на себя смелость утверждать, что он лучше других знает, о чем в итоге договорятся лидеры стран еврозоны, как поделят будущее республиканцы и демократы в США и какие сюрпризы готовит российская власть? Валютный рынок и наши с вами сбережения зависят от политиков, а политики не зависят ни от кого.

Инвестиционный климат

О недавней девальвации можно уверенно сказать только то, что она началась в самом конце июля и что с тех пор и до первых чисел октября стоимость доллара увеличилась почти на 18%. Да, скорость обесценения сопоставима с той, что наблюдалась в конце 2008 года. Вот, пожалуй, и все. Впрочем, экономисты готовы сказать по этому поводу больше, но, к сожалению, одно и тоже. Тема старая, избитая: мерзопакостный инвестиционный климат. Бизнес не верит в будущее России, меняет рубли на иностранную валюту и скупает на нее активы за рубежом. Это и ведет к слабости рубля.

Среди главных причин обострившейся нервозности владельцев капитала до недавних пор чаще всего называли политическую неопределенность: непонятно, кто пойдет в президенты, какой будет конфигурация власти и экономическая политика по итогам выборов. После сентябрьского решения о смене формальных ролей в тандеме формулировки причин удушливой деловой атмосферы были подкорректированы. Теперь эксперты говорят, что возвращение Путина окончательно отобьет любовь к родине у тех, кто надеялся пусть на ползучую, но все же либерализацию.

И вот обо всем этом на полном серьезе рассуждают эксперты, в то время как, согласно бесчисленным соцопросам, в народе и не возникало сомнений, что именно ВВП — главный начальник в нашей стране. О каком разочаровании инвесторов может идти речь, если они всегда знали, who is who в России? Удивляет также, как искусно к теме оттока капитала эксперты пришили «случай с Кудриным». Дескать, был у нас чуть ли не один — единственный «обладающий аппаратным весом» поборник здоровой рыночной экономики и некому теперь, после его отставки, бороться за фискальную стабильность. Да Госдума же с молчаливой покорностью утвердит любое решение, которое ей представит начальство. Если до сих пор оно руками Кудрина верстало условно здоровые бюджеты, то неужели не сможет найти другого искусного «верстальщика»?

К сожалению, так уж случилось, что отставка Алексея Кудрина произошла как раз в разгар девальвации рубля, дав повод финансовым аналитикам в очередной раз утешить публику хотя бы пониманием причин происходящего. Проблема в том, что неправильное толкование причин ведет к неправильным прогнозам. Не беремся искать истину, а просто зададимся вопросом: если в России курс рубля за август — начало октября упал на 18% якобы из-за ухудшающегося инвест-климата, почему точь-в-точь за тот же самый период практически на 20% просел бразильский реал? И почему почти на 19% обесценился польский злотый? К слову, это лишь некоторые примеры.

Что касается конкретно двух упомянутых валют, то «климатическое» объяснение их девальвации выглядело бы кощунством. Бразилию глобальные инвесторы вот уже несколько лет восхваляют за прорыв к рыночной демократии. А уж про Польшу и говорить нечего: страна — член ЕС, демократии и рынка хоть отбавляй. Кстати, фондовые индексы в Бразилии и Польше, согласно семейству индикаторов MSCI Вагга, с начала года к 10 октября попадали приблизительно на 25 и 23% соответственно, в Китае и Индии они потеряли по 27%, в Германии — 17%, в Японии — 14%, а в США — чуть больше 5%. На этом фоне MSCI ssia Index с его минусом в 23% никак не кажется ущербным. В последние два месяца наш индекс действительно снижался быстрее других, зато до этого большую часть года был более устойчивым, несмотря на всеобщий плач по утекающему из страны капиталу.

Отточенный капитал

Заметим, что Россия вовсе не похожа на истекающего кровью больного. Уходит «лишний» капитал. Так, по данным ЦБ РФ, в первом полугодии положительное сальдо счета текущих операций составило 56,3 млрд долларов. При этом нетто — отток капитала — 26,4 млрд долларов. Первый показатель превысил второй почти на 30 млрд, что соответствует примерно 2% ВВП за 2010 год. Для сравнения, в Бразилии сальдо счета текущих операций — минус 25,4 млрд долларов, при этом имел место нетто — приток капитала в размере 67,5 млрд. То есть по этим двум статьям в страну пришло на 42 млрд долларов больше, чем ушло, что эквивалентно… тем же 2% местного ВВП!

Между тем наша экономика растет быстрее. Согласно оценкам и прогнозам МВФ, с 2001 по 2010 — г ВВП России ежегодно прибавлял в среднем 4,9%, а в 2011-2013 годах этот рост составит 4,1%. Соответствующие показатели «правильной» Бразилии — 3,6 и 3,8%, а Польши — 3,9 и 3,4%.

Если же говорить о третьем квартале с его «ужасным» оттоком капитала из России в размере 18,7 млрд долларов, то эти цифры почти полностью совпадают с величиной сокращения внешнего долга страны, который уменьшился с 539 млрд долларов на 1 июля 2011 года до 519 млрд на 1 октября. Приращения зарубежных активов российского бизнеса за указанный период практически не зафиксировано. Таким образом, отток капитала легко объясняется естественным стремлением отечественных компаний и банков снизить задолженность в иностранной валюте в преддверии возможной второй волны глобальных потрясений.

Так чем же вызвана девальвация рубля? Повторим, что она началась в самом конце июля, когда то ли удачно, то ли, наоборот, неудачно разрешилась драма с потолком госдолга в США и весь мир увидел, что политическая элита этой страны все-таки осознает пагубность наращивания госрасходов за счет печатания денег. Вскоре и от представителей американского Федрезерва последовал ряд заявлений, которыми они давали понять: все, не будет больше щедрых вливаний «нарисованных» долларов в финансовую систему. А ведь существенная доля глобальных инвесторов делала ставку именно на QE3, третий раунд количественного смягчения, помня о том, что два предыдущих спровоцировали ралли на рынке рискованных активов — как валют, так и ценных бумаг. Иными словами, слишком многие встали «против доллара», и появление признаков свертывания программы QE привело к массовому закрытию таких позиций. Результат — повсеместное обесценение валют по отношению к доллару.

Как далеко оно может зайти, знают только ребята из верхних эшелонов власти трех — четырех ключевых стран мира. А в России это знает один — единственный человек, который и решит, что нам нужнее — стабильный рубль для общего спокойствия или слабый для поддержки отечественных экспортеров. А мы с вами знаем, что в середине октября этого года за 1 доллар рублей давали лишь примерно на 6% больше, чем 10 лет назад. Это как если бы с тех пор доллар каждый год укреплялся к рублю в среднем всего на 0,6%. Между тем в российских банках ставки по срочным вкладам в рублях, как правило, превышают ставки по депозитам в иностранной валюте на 2-3, а то и 4 процентных пункта. Так что процентный доход легко перебивает долгосрочную микродевальвацию.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 − = 8